ceazaria (ceazaria) wrote,
ceazaria
ceazaria

Categories:

Различные виды Нечисти в славянских мифах и сказках, как теневые аспекты души.

Различные виды Нечисти в славянских мифах и сказках, как теневые аспекты души.

(Продолжаю публиковать отрывки из своей книги "Дорога в Тридесятое царство. Архетипы славянской души в мифах и сказках")


Если никогда не пойдешь в лес,
с тобой никогда ничего не случится,
и твоя жизнь так и не начнется.
К-П Эстес.
Наши предки различали два вида смертей. Люди, умершие своей естественной смертью от старости, становились «Дедами», на них был основан культ предков. Деды помогали своему роду, люди их почитали, обращались за помощью и советом в трудные времена. Их жизнь можно рассматривать как законченный гештальт – человек прожил «правильную» жизнь: выполнил свое предназначение, передал свои знания, навыки другим, обеспечил продолжение рода на Земле и отправился в иной мир. Я рассказываю своим пациентам о Дедах, когда не срабатывает амплификация к мифам и сказкам. Например, когда клиент говорит: «Ну сравнили: я и Алеша Попович!» Или же когда я вовсе не могу воспользоваться мифологическим материалом. Тогда я говорю примерно следующее: «В Ваших генах хранится информация обо всех Ваших предках. У них были всевозможные знания, навыки и возможности, которые также потенциально присутствуют в Вас. Давайте пофантазируем на тему того, как кому-то из Ваших Дедов любого пола, из любой эпохи пришлось столкнуться с ситуацией, подобной Вашей». Прием, как правило, срабатывает, пациент увлеченно начинает придумывать легенды собственного рода, и герой из пращуров выводит из тупиковой ситуации героя XXI века, сидящего в кабинете психоаналитика.
К другому разряду относятся умершие «неправильной» смертью: самоубийцы, погибшие в результате несчастного случая (утопленники, сгоревшие, замерзшие), опойцы, а также пропавшие без вести. Это все те, кто не изжил своего века – не закончил гештальт. Считалось, что после смерти земля их не принимает, они зависают между «тем» и «этим» мирами, и могут быть очень опасными для живых, так как становятся упырями.
Умерший муж приходит к жене, если она часто плачет по нему, помогает ей по хозяйству, она может даже зачать от него ребенка. Но, в конце концов, муж утаскивает несчастную за собой в могилу.

По таким покойникам нельзя плакать, их нельзя поминать. Как внутрипсихический образ, упырь – это устаревшая эго-установка, нечто, что отжило свой век и подлежит погребению. Эти установки не подлежат никакой позитивной трансформации, их нужно просто похоронить. Так одной моей клиентке часто являлся образ пьяного дряхлого старика. Он представал во снах и фантазиях то с бельмом на глазу, то сухоруким, то кривым на один бок, в общем, в его «поперешности» легко угадывалась принадлежность к нечистой силе. Как выяснилось, он олицетворял бессознательную деструктивную установку, что брак несет женщине лишь несчастья (все мужчины в ее семье по материнской линии спивались). После того, как при помощи активного воображения этого демона удалось похоронить, она, во всяком случае, стала замечать, что в  семьях ее знакомых бывает по-другому. Теперь нам остается закреплять положительные воззрения в отношении брака и, рано или поздно они обязательно проявятся во внешней реальности моей клиентки, новые семена  непременно взойдут в Явном мире.

Интересен образ славянской русалки. В славянском представлении это вовсе не красавица с рыбьим хвостом, как она представлена в европейских сказках. Русалка – это девушка, которая утопилась от несчастной любви. Душа ее попадает прямиком к Сатане, и лишь на русальной неделе она может выходить из воды, чтобы увидеть любимого. Русалки заманивают неженатых парней, завлекая их своей красотой, и топят в водоемах. Детей они могут защекотать до смерти. Русалку описывают как обыкновенную девушку, без всякого хвоста и чешуи, но она очень бледная, с синюшным оттенком, холодная, с застывшими глазами. О, как схож этот образ с теми клиентами психологов, что не смогли изжить потерю и ушли в глубокую депрессию! Как внутрипсихический образ, русалка может представлять собой фиксацию на некой идее (ей отказал возлюбленный – жизнь больше не имеет смысла).

Чтобы избавиться от Русалки, в народном поверье ей нужно дать одежду, тогда Русалка может стать помощницей в рукоделии и домашних заботах. Ее также связывают с Мокошью – феминной богиней праславян, женой Велеса, что научила женщину прясть и ткать. Рукоделие и исконно женские ремесла роднят Мокошь с греческой Афиной – самодостаточной богиней, которая вполне справлялась без поддержки мужчин. Таким образом, «дать Русалке одежду» означает укрепить Персону, помочь женщине, одержимой Русалкой – страдающей от отвержения ее чувств, стать более экстравертированной, переориентироваться на социальные достижения, помочь вооружиться щитом Афины, поддержкой Мокоши. Не везет пока в любви? Так это значит, что сейчас самое время "садиться за карточный стол", то есть заняться карьерой, творчеством, учиться, путешествовать, а там, глядишь, и любовь подоспеет.
Во власть к Сатане переходят мертворожденные и младенцы, которые не дожили до крещения. То же самое происходит с незаконнорожденными детьми, убитыми матерями. Такие дети становятся Кикиморами.

Считалось, что души неприкаянных детей летают возле могил и жалобно просят окрестить их – то есть дать им имя, тогда они смогут попасть на небо. Человеку, услышавшему их стоны, следовало сказать мужское и женское имя, ребенок возьмет его и сможет, окрещенный таким образом, попасть к Богу.
Ребенок, не доживший до  крещения – символ идеи, влечения, чувства, не достигшего порога сознания. «Окрестить» этот внутренний образ в терапии, значит обозначить его, признать его существование, получить возможность взаимодействовать с ранее отвергаемой частью души.

Бывает порой такое чувство, когда вроде бы все в порядке, однако присутствует некое беспокойство, чего-то будто не хватает, от чего-то раздражаешься и злишься (в народе это называется «встал не с той ноги»). И чем больше от этого отмахиваешься, тем сильнее ощущаешь дискомфорт и тревогу. Это чувство можно заглушать до поры до времени: кто-то добивается этого перееданием, иной сигаретой или бутылкой пива, тренировкой в спортзале на износ, провокацией семейной ссоры и т.д. Когда такое происходит, будьте уверены, это одна из Кикимор вылезла из болот бессознательного и мутит воду. В этом случае нужно уделить себе какое-то время, собрать воедино беспорядочные обрывки чувств, телесных ощущений и мыслей, понять, когда такое бывало с Вами ранее и осознать, чего же именно хочется в таком состоянии. Так в моем личном опыте одна из Кикимор стала весьма полезной функцией – здоровой жадностью, которая позволяет, например, настаивать на скидках у партнеров по рекламе.

Проклятые дети – еще один источник для пополнения рядов нечисти. Душой того, кто заслужил родительское проклятье – совершил серьезное прегрешение против родителей (чаще всего против матери): ударил, оскорбил, не выполнил приказание, завладевает Сатана. Такие дети либо сразу умирают, либо продолжают вести жизнь похожую на человеческую, но не могут вступить в общение с живыми и относятся к ним очень враждебно. Такой ребенок вынужден существовать «в том» мире и по законам «того» мира. Даже если он скитается где-то совсем рядом с домом, он все равно не может к нему приблизиться. Даже если он видит живых людей и слышит их голоса, он не способен откликнуться на них, потому что от мира живых его отделяет невидимая граница. На мой взгляд, нет более точного описания аутизма, чем дали наши предки в образе проклятого ребенка.

Проклятым может оказаться не только тот, кто совершил какой-либо серьезный проступок, но и тот, кого мать по неосторожности, в минуту раздражения выбранила, например, сказала: «Понеси тебя леший», «Бес бы тебя побрал» или «Иди ты к черту». Все дело в том, что в сутках бывают такие минуты, когда брань исполняется, и ребенок действительно оказывается собственностью Черта, как объясняет легенда. Такие дети становятся потерчатами (от слова потерять), или стратчуками (от украинского глагола «стратити» – утратить). Также из таких детей получаются игоши – безрукие и безногие уродцы, проказничающие по ночам в домах наподобие полтергейста, способные вызывать галлюцинации. Отсутствие конечностей у игоши – символ невозможности непосредственного контакта с внешним миром.

Родительское проклятие является символом отказа принять некую часть души ребенка, которая вытесняется, а Черт или Леший становятся здесь Травматическими защитниками, о чем мы уже говорили в рассказе об Илье Муромце. Спасти такого ребенка может только сам родитель, который его проклял. Но главная проблема в том, что именно родитель не может его видеть. Отправиться на поиски такого ребенка должен крестный, а желательно вообще чужие люди, которых не так-то легко на это уговорить. Ведь нечистая сила  будет всячески вредить им и делать все, чтобы ребенок остался в ее власти. Таким «чужим» и предстоит стать психоаналитику, который будет искать отверженную часть души пациента, чтобы примирить ее со внутренним родительским образом.

Проклятую девушку может спасти тот, кто на ней женится. Об этом существует множество поверий и быличек. Вот одна из них: «Был однажды бедный парень, никто по его бедности замуж за него идти не хотел. Вот он идет однажды по дороге и думает: «Хоть бы бес мне невесту дал». И тут же слышит бесовский голос: «Приходи вечером на гумно, я тебе любую дам». Пришел парень домой, рассказал все матери, а она ему и говорит: «Иди, только возьми с собой крест и пояс. Надень на нее и иди не оглядываясь. Нарядных и красивых не выбирай – это тоже черти, выбирай из оборванных, таких же как ты». Вот пришел парень на гумно, бес к нему и выскакивает. А впереди идут девушки красивые и нарядные. Бес ему говорит: «Выбирай любую». «Погоди» – отвечает ему парень. А сзади стоят проклятые девушки, загнанные и измученные. Вот он последнюю и схватил, крест на нее надел и пояс. Бес сзади заорал, но парень с девушкой бросились бежать. Привел он ее к матери, та ее одела, обула, вымыла. Утром они объявили о свадьбе. А ее родители жили в этой же деревне. Пошли парень с девушкой к ее отцу, она ему все рассказала, и день назвала, когда мать ее прокляла. Отец признал ее и дал парню за нее богатое приданое».

Эта быличка рассказывает, безусловно, об обретении Анимы  для мужчины – способности контактировать с внешним миром при помощи чувств, и Анимуса для женщины – способности к здравым рассуждениям и социальным контактам. Если же рассматривать оба персонажа как репрезентации феминной и маскулиной составляющей одной и той же человеческой души, то сказка обретает смысл гармонизации разума и чувств.  Не будем сейчас уделять много времени Аниме и Анимусу, так как им посвящаются дальнейшие главы этой книги. Скажем лишь о том, что означает в терапевтической работе, а также в реальной жизни снятие проклятия. М.Л. фон-Франц пишет: «По-видимому, есть все основания уподобить человека в невротическом состоянии заколдованному персонажу сказки, ибо люди, оказавшиеся в плену невроза, склонны к постоянному разладу с собой и разрушительным тенденциям как по отношению к себе, так и к другим».
   

На самом деле оба персонажа, и Парень, и Девушка, находятся в плену злых чар комплекса. Кого здесь выбрать главным действующим лицом, зависит от ситуации и конкретного клиента. Главный герой сказки представляет аспект Самости, что стоит на пороге Сознания и уже стучится в дверь, чтобы дать Эго новый толчок в развитии.
Итак, если главный персонаж в интерпретации этой былички Парень, то в чем  его проклятие? Вопрос не сложен: он считает себя очень бедным, читаем: убогим, обделенным, непригодным для брака, что означает дефицитарное состояние – отчужденность от своих инстинктов, невозможность контактировать с собственными чувствами, выражать и проживать их в реальных отношениях. Снять заклятие ему поможет только встреча с Чертом, то есть с собственной Тенью. У Парня есть Мать, которая подсказывает ему, как правильно себя повести во время этой опасной встречи. В данном случае речь идет о положительном полюсе архетипа Великой Матери – о поддержке и заботе при помощи мудрого совета (но не о наставлении и требовании), в реальности присутствие этой внутренней доброй Матери переживается как теплый внутренний свет, когда просто знаешь не умом, а сердцем, что все будет хорошо.

Итак, Мать предупреждает сына о том, что не нужно выбирать самых красивых девиц. О чем это предупреждение? Выбрать красавицу значило бы для Парня угодить в самое пекло собственного комплекса, который захватил в его жизни и так слишком много власти. Речь идет об очень могущественном и часто встречающемся в жизни людей нарциссическом паттерне «авторитет – ничтожество». Работа этого паттерна заключается в том, что человек никак не может принять себя реального, со своими настоящими достижениями, способностями, навыками и т.д., они кажутся ему блеклыми, недостойными и убогими (как раз, как у Парня в сказке). Зато в фантазии существует великое, грандиозное, блистательное Я, которому просто «внешние обстоятельства мешают реализоваться». Бездна между двумя полюсами комплекса – величием  и ничтожеством, настолько велика и непреодолима, что, естественно, она становится невротическим пространством, заселенным всевозможными бесами. Что бы ни сделал человек в действительности, Грандиозное Я всенепременно обесценит, сочтет мелким и недостойным. За внешней печалью, мрачным расположением духа, недовольством жизнью зачарованного пациента, как правило, скрывается непомерная гордыня и алчность, желание быть любимым и уважаемым всеми (здоровый понимает – это невозможно), невероятно разбогатеть (чтоб все диву дались), иметь спутницу/ спутника жизни словно специально для него созданного, непременно со внешностью «с обложки журнала» и т.д. Это и является проклятием! В этом состоянии человек отчужден от собственных инстинктов, настоящих желаний и потребностей, все его нарциссические чаяния базируются не на личном, а на коллективных трендах и моде. А как иначе? Индивидуальная пустота заполняется общественным. Собственная душа становится той самой Проклятой девушкой, что заложена Черту, а Эго попадает в плен «коллективного стада», деградирует, в то время как Тень становится все гуще и могущественнее. «Зуд подражания заставляет умолкнуть рассудок
». Например, одна моя клиентка, занимающая в двадцать шесть лет должность заведующей ресторана, была страшно недовольна своей карьерой, так как в ее яппи-среде было модно (!) работать исключительно в сфере строительства!

Именно от выбора этих самых «коллективных, стадных фантазий», которые, конечно, абсолютно нереальны и бесплодны, и предостерегает Парня Мать. И он поступает единственно верным способом, выбирает «оборванную, загнанную, измучанную», именно таковыми являются инстинкты собственной истерзанной души, что так долго прибывали под нарциссическим проклятием. Но только они, «отмытые, одетые и обутые» и способны оживить человека, придать смысл жизни, вдохновить и заинтересовать. Чтобы спасти свою Аниму, Парню приходится надеть на нее крест и пояс. Это та же метафора, что и крещение Игоши или Кикиморы: «окрестить» – дать имя, признать, как реально существующее. Надеть же пояс значит снарядить к выходу из тьмы бессознательного на свет. Выражение «препоясать чресла» означает готовность к активной деятельности, тогда как распущенный или снятый пояс является знаком праздности. Пояс также фиксирует границу низ-верх, что является символом разграничения мужского-женского, сознательного-бессознательного, то есть он гармонизирует и упорядочивает душевный хаос. И, кроме того, пояс – атрибут греческой Афродиты, ее способности к обольщению. Таким образом, Парень этим действием признает возможность прельщаться собственными душевными порывами, вместо стадных тенденций, а также приобретает дар отныне контактировать с внешним миром, опираясь на собственные чувства. И, конечно, только благодаря тому, что сделал все верно, в конце сказки он обретает любящую жену, что, безусловно, принесет ему потомство, а также заслуженное богатство.

А какова была бы интерпретация этой былички, возьми мы за главного действующего персонажа саму проклятую Девушку? Она являлась бы символом глубочайшего горя или депрессии, когда настоящая жизнь кажется беспросветным страданием, будущее чудовищной черной дырой, а любые действия – бессмысленными и безнадежными, и вот уже появляются посланцы настоящего Дьявола (того самого априорного зла) в виде мыслей прекратить эту невыносимую муку вместе с самой жизнью. Ни сил, ни желания бороться в таком состоянии просто не может быть. Единственный выход для проклятой Девушки – пациента в депрессии, это сделать минимальное усилие и схватиться за протянутую руку. А дальше всего на всего нужно довериться и ждать, пока на тебя наденут «крест и пояс» и потащат в нужном направлении. Такой «рукой помощи» в идеале станет психотерапевт или клиника неврозов. Если нет такой возможности, то нужно хвататься за все, что предоставит тебе жизнь, а она будет являть помощников обязательно – таков закон. Как ни парадоксально, главное противоядие от депрессии – Черта или Русалки, что доказывают отсутствие смысла в жизни и тщетность любого предприятия, это перестать с ними бороться. Предлагает подруга вместе пойти на вечеринку, Русалка шепчет, что нет в этом никакого смысла – и отлично, чем бестолковее мероприятие, тем больше оно собьет депрессию с толка. «Что за бредовая идея прыгать с парашютом?! Тебе не до этого, тебя парень бросил и с работы увольняют», – воет Черт. И здорово! Пускай воет. Чем более бессмысленной кажется идея для души, угодившей в лапы Черта, тем лучше. Воплощение «бредовых» с точки зрения «здравого смысла» (а на самом деле Лукавого) идей – это прямое изъятие у Нечистого его любимой игрушки – доказательств тщетности бытия. Нет никакого смысла в катании на коньках?  Естественно нет, а кто спорит? Просто иду кататься от скуки. Вот и нечего сказать депрессии в ответ. А завтра также бесцельно можно пойти в цирк, на урок рисования, на лекцию по религии Древнего Египта. С каждым таким бестолковым действием Черт будет терять силу и в конце концов отступится.
Эта терапевтическая идея, хотя и очень утрированно, но именно поэтому так ярко и доступно, отражена в фильме «Всегда говори “Да”». Что же касается реальных людей, например, первым шагом к победе над депрессией одного моего очень близкого человека стал прыжок с тарзанки с высоты сорока метров. Психоаналитик в его жизни появился уже после. Сейчас, через три с небольшим года, это один из самых успешных и счастливых людей, которых я знаю. И я бесконечно им горжусь!

Еще одним «подклассом» нечисти являются всевозможные демоны, насылающие болезнь. Это поразительно: наши предки сотни лет назад прекрасно знали и описывали то, к чему только сейчас приходит современная медицина, сделав обходной крюк длинною в два с лишним столетия в сторону фармакологии! Я ни в коем случае не умаляю успехов современной медицины, ее достижения грандиозны и бесценны для человечества. В современном цивилизованном мире практически невозможно умереть в молодом возрасте! И в то же время существует умопомрачительная статистика: более 60% посетителей медицинских учреждений нуждаются не в терапевтическом, а в психотерапевтическом лечении. Это значит, что 2/3 пациентов поликлиник и больниц никогда не получат облегчения своих страданий на приеме у врача. Важно подчеркнуть, что эта статистика проводилась в рамках именно медицинских исследований.
«Как же такое может быть?», – удивится доверчивый пациент. Все дело в том, что множество заболеваний (такие как астма, мигрени, дерматиты, избыточный вес, вегетососудистая дистония, остеохондрозы и т.д.) относятся к разряду психосоматических заболеваний. Это те болезни, что невозможно вылечить на приеме у врача, так как они не имеют под собой никаких органических нарушений. Это значит, что невроз умело маскируется под личиной телесного недуга. Слова «невроз» бояться не стоит, оно означает лишь рассогласование между сознательными и бессознательными желаниями и намерениями. А у современного человека, которому приходится соответствовать бесконечному списку писаных и неписаных социальных правил, таких невротических коллизий (рассогласований между «хочу, потому что так надо» и «хочу на самом деле») – бесконечное множество. Да и не только те болезни, что признаются медициной «психосоматическими» имеют под собой душевную проблему. Первопричиной того же рака является отказ человеком проживать жизнь, соответственно индивидуальной природе, требованиям Самости, воплощая собственный эйдос –  уникальную идею своего бытия. Что же тогда остается Природе, которая долго боролась за свое дитя, прежде чем отступиться, кроме как преждевременно «отключить» его? Ведь злокачественная Тень будет проецироваться в других (поэтому нам так часто и кажется, что болеют самые хорошие и светлые люди), тем самым отравляя этих других. Поэтому злокачественность будет возвращена в собственное тело в виде онкологии. Это не «добро» и не «зло» – это закон Природы.
Поразительно то, что наши предки из стародавних времен знали душой и сердцем то, до чего наш разум доходит только сейчас. В народе не верили, что человек может заболеть просто так. Считалось, что недуги насылают особые демоны болезней или другая нечистая  сила – бесы, колдуны, люди с дурным глазом (под дурным глазом или сглазом подразумевается такие процессы как проекция и проективная идентификация).
Демонов болезней представляют себе по-разному. Например, оспа – это безобразная женщина с пузырями вместо глаз. На языке у нее яд: как только оближет кого-нибудь языком, так этот человек тотчас заболеет.
«Болезни живут между небом и землей в железном доме с медными дверями и наложенными на них Богом двенадцатью замками и двенадцатью печатями. Ключи от этих замков хранятся у Сатаны. Когда Господь прогневается на человека, он посылает ангела выпустить одну из болезней. Ангел прилетает к дому, снимает печати, а Сатана отпирает замки и выпускает болезни. По указанию Ангела он летит туда, куда нужно, и поражает человека, мучая и ослабляя его, а потом снова запирает болезнь в железном доме».
Интересно, что в этом сюжете Бог и Сатана снова становятся соратниками. Инициирует болезнь, как мы видим, Бог – в данном случае символ Сознания, которое не может принять и допустить воплощение некого «греховного» влечения. Однако у инстинкта всегда найдется «ключ». Все, что не проживается в сознательной форме, проживается в патологической. Чешутся руки поколотить начальника (мужа, родителя, налогового инспектора), однако даже помыслить об этом страшно? Что ж, почешем сами: вот Вам экзема, получите, распишитесь. Ангел в приведенной выше быличке и будет являться чувством вины, которое не позволит импульсу достичь сознания.

Влечение, которому закрыт доступ в Сознание, актуализируется соматически. Что это значит? Все просто. В современном западном обществе не принято выражать эмоции (мальчики не плачут, девочки не дерутся и не ругаются и т.п.). Однако сдержать можно только внешние, поведенческие проявления. Но дело в том, что эмоция затрагивает не только душевный пласт, она также имеет и телесные проявления. А управлять ими уже не в нашей власти. Каждая эмоция, кроме специфического душевного состояния, провоцирует выработку определенных гормонов, сокращение определенных групп мышц, заставляет в особом режиме работать внутренние органы.

Представьте, Вы в ярости… Вас вывел из себя начальник или собственный супруг, теща, ребенок, да кто угодно! Что происходит? Инстинктивно ваши мышцы напрягаются, надпочечники вырабатывают адреналин в немыслимом количестве, учащается  сердечный ритм и дыхание. И что Вы делаете? Мало того, что Вы не даете эмоции разрядку (а инстинктивная разрядка – это нанесение удара), так еще и усиливаете телесное напряжение, которое и так зашкаливает, чтобы сдержаться. Причем все это происходит бессознательно: мы чаще всего даже не осознаем (настолько это желание запретно!), что хотели бы «разобраться» с обидчиком. Но из курса школьной физики мы знаем о законе сохранения энергии. Она выделилась на удар – а это значит, что удар состоится! Только не по обидчику (мы же цивилизованные, интеллигентные люди), а по собственному организму. Импульс пойдет не вовне, а внутрь. И если Вы испытываете скрытую ярость часто – гипертония вам обеспечена. Похожие механизмы возникновения имеют и остальные психосоматические заболевания. За власть над эмоциями приходится расплачиваться желудочной язвой, гастритом, нейродермитом, астмой и прочее.
Такие же «болезни» как невралгии, остеохондрозы, мигрени – в общем, все то, что доставляет тягостные ощущения боли, жжения, растяжения и т.д., являют собой замаскированную депрессию. Вместо тоски, уныния, безнадеги и беспомощности невроз, запутывая нас, прячется за болезненными ощущениями. Дело в том, что психосоматика являет собой ни что иное, как защитный механизм на страже покоя нашего Сознания. Это та цена, которую человечество платит за способность мыслить и жить в «цивилизованном обществе». Невроз – это всегда компромиссное решение между «надо» и «хочу». Ведь пока мы болеем, у нас «есть право» не разбираться с настоящими причинами своих проблем, не воплощать свои истинные мечты, не реализовывать свои таланты. Болезни – это то, что сдерживает наши изменения, на которые Сознание не решается из-за банального страха перемен. Поэтому, как только мы начинаем лечиться «таблетками», то есть бороться не с причиной, а с симптомом, мы лишь усиливаем сопротивление психики, сопутствуем еще большему вытеснению запретного влечения и топим себя еще глубже.

Но вернемся поскорее к славянскому фольклору. Больше всего сказаний посвящено лихорадкам, которых представляют в виде семидесяти семи сестер. Каждая из сестер имеет свое имя по воздействию, которое она оказывает на человека: Ломиха, Огниха, Трясуха, Желтуха, Бледнуха, Гнетуха, Чесуха и т.д. В древнерусских текстах наряду с ними также упоминаются Берегини. В «Слове Григория Богослова» говорится, что язычники «клали требы (жертвы) упырям и берегиням». Принято считать, что под Берегинями в этих текстах подразумеваются те же сестры-лихорадки, а зовут их так, чтобы задобрить. Такие ласковые названия не редкость в восточнославянской традиции: лихорадку иногда называют Дорогушей или Кумой, полагая, что она посовестится мучить своего родственника.

Персонифицировав заболевание, мы приобретаем возможность вступить с ним в контакт. Слово «беречь» являясь близким по значению глаголу «защищать», что опять же наводит на мысль о Травматическом Защитнике. Болезнь – орудие какой-либо другой ситуации, ее приспособление, инфантильное стремление облегчить состояние. Суть симптома – это и удержать запретное влечение, усилить вытеснение, и удовлетворить его на бессознательном уровне. Скрытая борьба выводится болезнью наружу, а бороться с внешним фактором проще. Болезнь выступает в роли Берегини–защитника, как для Сознания: борясь с симптомом, человек продолжает укреплять цензуру «Я», так и для «греховного желания» – пусть патологически, но оно все же реализуется (как в примере с экземой). Персонифицировав болезнь – дав ей имя и обозначив ее функции, мы можем вступить с ней в контакт либо во время активного воображения, либо при помощи психодрамы, рисунка, написания собственной сказки: она становится собеседником, и мы можем понять истинный изначальный проект заболевания и обсудить иные способы его реализации. Тогда напасть и предстанет нам в образе дружественной Кумы или Дорогуши, которая  откроет сокровенный путь, необходимый для встречи с жизнью.

Продолжение следует...

С верой в Вас и Ваше лучшее Настоящее,
Александра Сергеева.







Tags: аналитическая психология, архетипы, психоаналитик санкт-петербург, психолог спб, юнг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments