ceazaria (ceazaria) wrote,
ceazaria
ceazaria

Categories:

Юнгианское толкование образа Бабы-Яги (ЧастьIII. Яга-Похитительница).

Друзья, продолжаю публиковать отрывки из своей книги "Дорога в Тридесятое царство. Славянские архетипы в мифах и сказках".

Сегодня речь пойдет о такой ипостаси славянской Ведьмы, как Похитительница. А заодно - психологическое понимание таких понятий, как сглаз и порча.




О, многоликая Яга! В предыдущих частях повествования она открылась нам, как Хозяйка Леса, Лунная Богиня, Вторая, (а то и Первая) Роженица, суровая, но справедливая Наставница. Но не будем забывать, погубить она все же может. Тысячи лет она является самым страшным кошмаром славянских детей. Они знают, Яга может их похитить, зажарить в печи и съесть. Правда, в сказках нет доказательств, что ей хоть раз это удавалось. И, тем ни менее, верить в это нужно.
Нужно самим людям, ибо концепция зла необходима, как антагонист добра. Сколь бы ни пытались религиозные и эзотерические учения привить нам идею всепрощения, всепринятия и безусловной любви, мы знаем, на свете есть то, что невозможно возлюбить, обелить и очистить от скверны. Можно вывести сотни теорий о макро-психологических причинах Революции 1917 г., последующей Гражданской войны и чуть более поздней Второй Мировой. Большинство этих теорий будут верны. И, тем не менее, если мы перестанем верить, что миллионы убитых, искалеченных, сожженных в лагерях противника и расстрелянных в лагерях своих – зло, мир закончит свое существование.
Наша задача – осветить как можно более широкое пространство Сознанием, однако Тень никогда не перестанет существовать – только вместе со Светом. «Курск» затонул, атомный реактор в Чернобыле взорвался, пассажирский авиалайнер потерпел крушение в Иркутске, один из парков в Петербурге, где я часто гуляю, разбит на месте кладбища с захоронениями погибших во время Блокады. Если мы перестанем осознавать, что это ненормально, эволюция пойдет вспять, мы вновь станем животными, движимыми лишь инстинктами выживания и размножения. За душу, что Бог вдохнул в Человека, последнему приходится платить душевной болью, за отделение от животного мира – осознанием своей смертности, за относительную безопасность, гарантированную законом, основанным на общепринятой морали – моральными муками и осознанием греховности.
Бабу Ягу в ипостаси Пожирательницы нельзя полностью приравнять к архетипу Зла – она лишь его часть. Тем более, повторюсь, свидетельств ее реального пожирания ребенка ни в одной сказке нет. И, тем ни менее, у зла бывает женское лицо. Более того, именно зло, имеющее феминную природу, то есть исходящее не из законов логики (оказался на войне – нужно убивать), а движимое страстями, кажется наиболее жутким, коварным, зверским.

Мы сталкиваемся с таким злом в те периоды жизни, когда наш миропорядок, ожидания и чаяния попираются иной волей особенно вероломно, когда наша надежда на справедливость рушится в одночасье, когда нарушаются наши самые заветные планы, обезображивается то, что мы почитали прекрасным, предают те, кому доверяли чуть ли не больше, чем самим себе. Так Ведьма унесла в мир по ту сторону реки Смородины моего неродившегося ребенка, выкрала, вырвала прямо из чрева. Так она помешала вовремя раскрыться парашюту над головой возлюбленного моей знакомой. Так навеки усадила нашего соседа, тридцатилетнего парня, в инвалидное кресло. Есть то, что невозможно забыть, есть то, после чего понимаешь, мир никогда не станет прежним.

И, тем ни менее, рано или поздно жизнь восторжествует. Я снова захочу иметь детей. Моя знакомая еще полюбит. Нашего соседа вдохновит Стивен Хокинг или победы российских параолимпийцев. В крайнем случае, я буду вынашивать идеи и плодить книги, моя знакомая – любить рукоделие и свою собаку, а сосед выводить новые сорта фиалок на своем подоконнике. Дорогой читатель, это не цинизм, поверьте, это полное печали понимание, что жизнь такова, какова есть. А боги… кто сказал, что они справедливее людей? Ведь мы созданы по их образу и подобию.
И все же, я выбираю жить и по возможности радоваться в предложенных обстоятельствах. Иных-то, все одно, не дано. Хотя, и в этой данности можно очень и очень многое изменить. Худшее, что можно сотворить – подчиниться Пожирательице, подчиниться такой реальности, поставить ее во главу угла, в центр всей остальной жизни, тогда не только будущий ребенок, возлюбленный, способность ходить сгорит в ненавистной печи, истлеем мы сами без остатка, позволим Ведьме каплю за каплей выпить всю нашу кровь.
     
В ипостаси Пожирательницы славянская Ведьма имеет очень много общего с ветхозаветной Лилит – первой женой Адама. Согласно некоторым ранним апокрифам, не вошедшим в библейский канон, она была создана Творцом, в отличии от Евы, не из ребра ранее сотворенного мужчины, а одновременно с ним. Лилит разгневала мужа своим предложением занять позу наездницы во время соития, то есть временно занять положение сверху. Адам отказал, Лилит оскорбилась, так как по праву считала себя равной, и в обиде ушла на берег океана. Раскаявшийся Адам попросил Господа вернуть ему жену. Яхве послал за Лилит ангелов, но та послала их ко всем чертям, так как они по своей ангельской природе увещевали ее уступить мужу. Сам Адам не предпринял попытки вернуть разгневанную супругу, а попросту попросил у Отца новую, сделанную из части его самого, из ребра, которое под сердцем, чтоб вечно любила его. Лилит превратилась в Ведьму, безбрачная и бездетная, она плодит лишь бесплотных демонов, а по ночам крадет младенцев – потомков Адама и Евы, душит или выпивает их кровь.
Мы, в основном, знаем Ягу-старуху, одинокую отшельницу, что живет либо в чаще леса, либо близ реки Смородины, отделяющей мир живых от мира мертвых. Но ведь любая старая женщина была когда-то молода, даже если ей тысячи лет! Знаете ли Вы, дорогой Читатель, что согласно одному из мифов, Баба Яга, будучи еще Бурей-Ягой, некогда была супругой самого Велеса, пока он не женился на более земной, покладистой Макоши – второй роженице? Сам этот миф мы рассмотрим позже, в разделе о «Яге – Воительнице». А сейчас просто примем к сведению, что мотив для сжигания младенцев в печи у Яги имеется, еще как имеется.

Однако, обратимся, наконец, к сказочному материалу и выявим основ-ные особенности славянского образа Пожирательницы.
«Худое житье было старику со старухою! Век они прожили, а детей не нажили; смолоду еще перебивались так-сяк; состарились оба, напиться подать некому, и тужат и плачут. Вот сделали они колодочку, завернули ее в пеленочку, положили в люлечку, стали качать да прибаюкивать – и вместо колодочки стал рость в пеленочках сынок Лутонюшка, настоящая ягодка!»
Первая характерная особенность таких сказок в том, что их главный герой: Лутонюшка, Заморышек, Терешечка, Жихарько, Филюшка, Ивашка – всегда мальчик. Я не нашла ни одной сказки, где Яга похищала бы маленькую девочку с целью зажарить и съесть. Если и похищала, так себе в помощницы, как Нюрочку. А изжарила только родную дочку мачехи, что сама отправила злого и ленивого ребенка к Яге, надеясь получить от той богатые подарки, в сказках с сюжетами, похожими на «Морозко». Зато Яга не против полакомиться мальчиками.

О чем это говорит? Девочка – символ Эроса, чувств в их ранних незрелых проявлениях. Феминное испокон веков более гибко, а следовательно, стойко, нежели маскулиное. Не помню, кому из психологов принадлежит сравнение женщины с персиком, а мужчины с грецким орехом. У персика мякоть снаружи, при грубом давлении извне он сомнется, поменяет форму, истечет соком, но внутри у него крепкая косточка. Грецкий орех твердый снаружи, почти каменный, но примени к нему силу – он треснет и внутри окажется мягкая сердцевина. Все верно, женщина «снаружи» соткана из чувств и страстей, но в глубине души она опирается на рацио – дух, Анимус. С мужчиной все наоборот, его чувства скрыты под крепкой броней логики и рациональности, но если покрепче поднажать, мужчину проще сломать, так как внутри его чувствительная душа – Анима. Именно поэтому мужчины тяжелее переживают горе, дольше оправляются от стресса. Там, где женщина согнется, мужчина может просто переломиться. К чему я это? Ах, да, мудрая Яга отлично знает о такой постановке вещей. Из девочек, которые рано или поздно придут в себя, ей проще воспитывать союзниц. А вот мальчишками она не против и поужинать, тем более, Отцовский мир мужских законов причинил ей немало горя.

Если в переносе на реальную жизнь человеческой души девочками будут юные, еще не достигшие порога Сознания чувства, то мальчиками, что из маскулиного мира рацио – новые, неокрепшие идеи, смелые, порой отчаянные, но еще не обдуманные хорошенько замыслы, не выношенные до конца планы, не сформированные четко новаторские задумки.

Все они уроженцы стадии rubedo, поэтому в них так много энергии, самоуверенности, отваги. Они кажутся нам чертовски привлекательными, да что там – все, что подкидывает нам разум на этой стадии, кажется просто гениальным. Но опасность rubedo в том и заключается, что слишком велика вероятность впасть в раж, переборщишь с ярко-красным цветом, и он превратится в огненно-красный – цвет пламени ведьминской печи.

Такой мальчишка – типичный трудный подросток лет тринадцати, который невзначай получил свободу и доступ ко «взрослым» ресурсам. Например, родители уехали на пару дней и по неосторожности оставили ему слишком большую сумму денег. Ощущение полной свободы и взрослости наверняка вскружат ему голову! А какой лакомой приманкой он станет для всевозможной «нечистой силы», стоит недоброжелателям узнать о «богатеньком Буратино»!

Что же касается символических «мальчиков» – свежеиспеченных идей, смелых панов, новейших проектов стадии rubedo, наиболее опасным здесь будет слишком рано закричать «эврика» не весь мир. Именно в это мгновение Яга и захочет сцапать наше драгоценное новоприобретение, именно с этой поры она начнет неотступно следить, и как только улучит момент – мы лишимся своего «ребенка». Символической Похитительницей здесь может стать все, что угодно. Сотни тысяч новоиспеченных идей, свежих, вдохновленных замыслов, великолепных планов канули в реке Смородине, так и не дожив до своего «совершеннолетия» – возможности выйти в свет, занять свое место в реальном мире, благодаря одному только косому взгляду, недоброжелательной ухмылке, критике, вызванной завистью или неверием близких в наши возможности. И дело здесь вовсе не в каких-то сверхъестественных вещах, на вроде порчи и сглаза. Хотя, мудрые предки называли этими словами вполне реальные психические феномены.

Дело в том, что чем более смелой, творческой, новаторской является наша идея, наше духовное дитя, тем меньше предпосылок для нее мы видим в нашей прежней реальности. Оплодотворение духом мысли уже произошло, однако ей нужно крепко-накрепко закрепиться в Сознании, также как зиготе на стенке матки, чтобы иметь возможность созревать и накапливать силы для появления на свет.

Любое постороннее вторжение здесь вопрос жизни и смерти, настолько хрупко это новое. У любого родителя-творца существует масса страхов и опасений. Нам бы молчать в тряпочку на этих порах, но в том-то и дело, что пыл rubedo заставляет трубить о только зародившейся потенции на каждом перекрестке. Захлестнувший восторг так неистов и кипуч, что мы не можем его сдержать. В rubedo много тщеславия, слишком много напора и самоуверенности, но, увы и ах – ложной. Помните, истину не нужно доказывать, о ней не нужно громко кричать на всех углах, она проста и очевидна, ее и так никто не оспаривает. А вот если потребность снискать одобрение и даже овации есть, это знак того, что на дне сердца прячется сомнение. И чем больше наш сознательный напор, тем сильнее бессознательное сомнение или… желание, чтобы все осталось как есть, без всяких пугающих перемен.

Стабильность и изменчивость – два противоположных процесса, благодаря которым существует жизнь на земле. Оба они обладают одинаковой силой. Обе эти силы обитают в каждой клетке нашего организма, в каждом глотке воздуха, каждом взмахе ресниц и движении головы, они пронизывают нашу душу, осознаем мы это или нет. Что победит в каждом конкретном случае – вопрос, в частности, надежности контейнера для вынашивания и сохранения нового. И порой, действительно, хватает одного-единственного недоброго взгляда, сомневающейся интонации, не то, что уже «конструктивной» критики от окружающих, чтобы маятник совершил роковое движение в пользу сохранения старого порядка. Вот Яга уже и сцапала наше дитя.      

Бывало ли с Вами такое, Читатель?  Со мной – сколько угодно. Помнится, лет в двадцать я загорелась идеей открыть в своем районе фитнесс студию. Договорилась с местной администрацией, составила бизнес-план, присмотрела помещение. Естественно, я горела, пылала энтузиазмом и светилась вдохновением. Мой первый проект, и, кажется, все получается! Могла ли я не растрезвонить об этом по всем углам? Первое «хм» я услышала от настоящего на тот период бывшего мужа: «Ты и фитнесс??? Может, продолжишь спокойно заниматься переводами?». Второе от мамы, что жила в том же районе: «Это местным-то фитнесс? Нужен он им!» Третье, четвертое, пятое я уже не упомню. Но нужно ли говорить о том, что со своим первым в жизни бизнес-планом я так никуда и не пошла? Засела за переводы и написания дипломов – все, как встарь, все довольны. А обидно стало через пару лет, когда в том самом здании, в том самом кабинете кто-то все-таки организовал фитнесс-клуб, и «местным» это оказалось еще как надо…

Я до сих пор нет-нет, да и вспоминаю тот проклятый день, что предше-ствовал потере ребенка. Я не сдержала своего счастья и поделилась новостью с людьми, с которыми не стоило. Обвинять их в сглазе – нелепо, глупо и безответственно, но они смачно удобрили в моей душе ростки сомнения, что я смогу выносить и родить ребенка не смотря на весь мой богатый медицинский анамнез. Я не смогла обеспечить моему малышу надежный, непроницаемый контейнер, не создала для свершения опуса герметичной алхимической реторты, и вот, Яга улучив момент унесла его – хватило всего-то нескольких капель яда – сомнения и страха в чужом голосе, да выраженного вслух опасения за мое здоровье.
Итак, золотое правило вынашивания всего нового – и близко не подпускать к нему чужаков, гнать поганой метлой, желательно у Яги и отобранной, все сомнения, помнить, что Пожирательница не дремлет.

В созидательном процессе участвуют три ипостаси «творца»: Мечтатель – тот, кто генерирует идеи, Реалист – тот, кто проверяет их реальностью, корректирует под условия окружающей среды, и Критик – тот, кто указывает на недостатки.
Пока творит Мечтатель – дверь для двух других должна быть плотно закрытой. Как только идеальный образ мечты сложился, можно запускать Реалиста. Он мягко подкорректирует наши мечты, превратит их в планы с отдельными целями и задачами. Критика же нужно держать в стороне от процесса как можно дольше. Ни в коем случае не помещать его в алхимическую реторту сразу за Мечтателем, иначе он все испортит. Критиковать ему можно позволить только логику и обоснования Реалиста, только пошаговые действия к воплощению в мире нового замысла. Ни в коем случае не Мечтателя, не саму вдохновенную идею – она неприкосновенна!

Представьте, что Вы всю жизнь были домохозяйкой (или, скажем, трактористом), и вдруг Вас осенило – Вы хотите начать писать детективы! Ведь и своих сомнений предостаточно, а уж если еще поделиться с «благожелателями» – пиши пропало, махом отобьют всю охоту, весь Ваш энтузиазм смахнут парой колких фраз. Поэтому Агата Кристи (самый публикуемый писатель в истории!) творила свои первые романы между уборкой дома и приготовлением пищи, спрятавшись в спальне, где ее никто не видел.
Можно выходить со своим детищем в свет только тогда, когда оно уже крепко стоит на ножках, и у нас нет никаких сомнений – оно уже есть не в потенции, а в реальности, оно самое лучшее, оно нужно не только мне, но и миру! Только так возможно уберечь свое творение от Яги-Пожирательницы.

Вторая характерная черта сказок о похищении ребенка это то, что он всегда рождается волшебным образом в семье родителей, которые считали себя бесплодными и уже отчаялись иметь детей, смирились со своей долей. Он появляется не в царской семье, а у обыкновенных крестьян – у старика со старухой. Что касается возраста родителей, нужно, конечно, принимать во внимание, что «стариками» в пору создания этих сказок могли считаться и люди под тридцать. Старик и старуха, как супружеская пара, соединение маскулиного с феминным, пожалуй, символизируют некий душевный порыв, что вызывал некогда чувственный отклик, однако энергии либидо этому союзу не хватило, Эго по какой-то причине сочло его бесплодным – бесполезным, напрасным, нестоящим. Поэтому старик со старухой – простые крестьяне, то есть живут они где-то на окраине души, в царские хоромы Сознания им вход закрыт. Их бесплодие как в сказке, так и в душе ненастоящее.

Просто их дитя исключительное, для его рождения требуется время, особые усилия, специальные условия и вмешательство свыше. Согласимся: чтобы решиться на такого ребенка, нужно окончательно разочароваться в возможности рождения самого обыкновенного малыша. Точно также, чтобы начать абсолютно новый, доселе невиданный (хотя бы в собственной деревне) творческий проект, нужно убедиться, что просто сеять и жать, доить и освежевывать, прясть и шить, в общем, любые обычные, нормальные для большинства людей из ближайшего окружения работы, тебя никак не удовлетворяют, не приносят счастья, не питают твою душу. И это вовсе не значит, что ты хуже или лучше, просто, так уж сложилось.

Признать свою особенность, если она, действительно, является таковой, а не простой нарциссической фантазией ущемленного Эго, всегда сложно, страшно и даже стыдно. Однако не признать этого – обречь себя на настоящее душевное бесплодие, стать суррогатной матерью для вынашивания чужой воли.

Как всегда, формат ЖЖ не позволяет разместить главу целиком, а поэтому,

Продолжение следует...

С верой в Вас и Ваше Лучшее Настоящее,
Александра Сергеева.
Tags: баба яга, бегущая с волками, порча, русские сказки, сглаз, юнгианский психолог
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments