ceazaria (ceazaria) wrote,
ceazaria
ceazaria

Психологический смысл волшебных подарков. Часть II.

Друзья, продолжаю публиковать отрывки из своей книги "Дорога в Тридесятое царство. Славянские архетипы в мифах и сказках". Сегодня - вторая часть рассказа о волшебных подарках в русских сказках. Начало можно прочесть здесь.


Волшебный гребень.

Гребенка, полученная в дар от Бабы Яги, также, как и полотенце, обладает метонимическими свойствами: стоит бросить ее наземь, как зубья превращаются в стволы деревьев непроходимого леса, который помогает герою оторваться от погони, становится непреодолимым препятствием для преследователя.
«Оглянулся Иван-царевич, а за ними царь-медведь гонится: вот-вот схватит! Взял он гребешок и бросил позадь себя – вдруг вырос, поднялся такой густой, дремучий лес, что ни птице не пролететь, ни зверю не пролезть, ни пешему не пройти, ни конному не проехать».
Метонимия в данном случае такова: волосы растут на голове, также как деревья на земле, кроме того, сама гребенка сделана из древесины, ибо синтетические полимеры Яге неизвестны. Словом, чтобы правильно прочесть «инструкцию по применению» к этому подарку Яги, нам нужно, во-первых, разобраться в символике как волос, так и деревьев, а, во-вторых, понять третье – метонимическое, трансцендентное значение, объединяющее оба этих символа.

   
Волос – символ мысли, того, что исходит из головы. Во многих культурах он мыслится как сосредоточение особой духовной силы. Но, не смотря на символический мотив разума и одухотворенности Логосом, волосы, в некотором роде, атавизм, то, что роднит человека с первозданной Природой. В то же самое время у волос нет никаких утилитарных свойств – они не помогают добывать пищу, обороняться, спасаться от погони и даже не спасают от холода, в отличии от шерсти животных. Но вот как символ мысли и духовной силы – как раз наоборот! Что, как ни мысль является главным инструментом и оружием Человека Разумного?!
Волосы, убранные в прическу или стриженные, являются уже атрибутом Персоны, знаком социальной принадлежности, а также выражают вкусы и предпочтения хозяина. При помощи прически мы даже в большей степени, нежели посредством одежды, показываем миру свое отношение к самим себе, демонстрируем свое самоопределение. Казачий чуб скажет нам о человеке намного больше, чем даже сабля на боку или галифе, заправленные в сапоги. Завидев бритых наголо молодых людей на пустынной улице в вечернюю пору, мы не задумываясь поспешим выйти на людное место. Мы нипочем не поверим в кроткий нрав Ирины Хакамады или в жесткость и бессердечность молодого Боярского со стрижкой-каре. Волосы, это символ нашего привычного образа мышления, нашего отношения к себе, способ самопрезентации во внешнем мире, показатель того, какого отношения мы ожидаем от окружающих, кем себя мыслим или, может быть, мним.
В таком случае, гребень – это инструмент, при помощи которого мы упорядочиваем свои мысли, приводим в порядок свою Персону – то есть систематизируем, исправляем, совершенствуем, уточняем совокупность мнений по поводу самое себя. Также можно сказать, что ритуал расчесывания – своего рода культивация природного хаоса, придание социально приемлемого вида растительному буйству на голове. И здесь символика волос очень близка к символике леса, которая преимущественно связана с оппозицией дикая природа – культура, хаос – космос, в первичном значении греческого слова, то есть порядок, мир, как организованное целое.
Однако мы знаем, что подарок Бабы Яги служит герою вовсе не для наведения куафюра. Это – последний бастион, экстренная мера, чрезвычайное средство, которое применяется только в том случае, когда все остальные защиты против врага не сработали. Бросить гребень назем позади себя означает отказаться от космоса в пользу хаоса, от культуры в пользу дикой природы, от разума в пользу бессознательного, от рационального в пользу инстинктивного.  Что ж, когда ты тонешь, становится не до приличий, хочешь спастись – ори во все горло. А еще позабудь, что не умеешь плавать, тогда инстинкт самосохранения сделает свое дело. Захочется жить – поплывешь, как миленький.
В жизни каждого бывают моменты, когда встает выбор, сохранить лицо (прическу) и пропасть или забыть про социальные приличия, но выжить. Это случается как в переносном, так и в буквальном смысле. Простите меня за чересчур тривиальный пример, но в юности одна моя знакомая спаслась от насильника тем, что пока он вел ее за гаражи с ножом у горла, сначала заявила, что ей нужно срочно опорожнить кишечник, а потом дескать она сделает все, что он захочет, после чего ее еще и затошнило. К счастью, от всего этого пыл маньяка угас, он просто отшвырнул девушку и убежал восвояси. Конечно, это не тот пример, которым героиня сможет гордо делиться с другими людьми. Но, главное, прием-то сработал! Инстинкт выручил. Она осталась жива и невредима. А попыталась бы она «положиться на голову», не отбросила бы прочь Персону, возможно, и в живых бы ее давно не было.
Приведенный выше пример, конечно, чрезмерная буквализация. Чаще нас все же преследуют, насилуют, грабят и причиняют ущерб в психологическом смысле, нередко даже с улыбкой на лице и под маской благих намерений. Знаете, что здесь самое странное? Человек «высокой культуры», так сказать «хорошо причесанный» и «аккуратно подстриженный» человек вместо того, чтобы дать отпор, даже если и понимает, что с ним обходятся не совсем порядочно, будет стараться оправдать своих «братьев-людоедов», надеяться на торжество справедливости и разума в душах своих обидчиков, недоброжелателей и прихлебателей. Однако этого не происходит никогда. Кто подставляет спину, на том и едут. И нечего даже надеяться, что психологические иждивенцы и насильники когда-нибудь слезут со словами: «Ты, наверное устал? Приляг, отдохни. А я тебе пока чайку заварю с можжевеловыми веточками».
Единственный вариант избавиться от душевного преследователя – растрепать волосы, отбросить прочь гребень и хорошие манеры, возвести непреодолимую эмоциональную преграду между собой и людоедом. Попробует вновь сунуться со своими претензиями, требованиями, «добрыми советами», что толкают вас прямиком в ад – либо заблудится в непроходимом лесу, либо его спугнет медведь или леший. А вам и делать ничего не придется, кроме как принять единственное решение: со мной больше так нельзя. Нельзя ни при каких обстоятельствах, ни под каким предлогом никому и никогда.
Один мой клиент не так давно совершил ужасное. Он толкнул свою сестру. Правда, толкнул не сильно, так, просто отпихнул. Да и сделал он это впервые в жизни, не только по отношению к сестре, а вообще впервые, до этого он никогда не практиковал физическое насилие. Причем за секунду до рокового события сестрица Аленушка истерично визжала, пытаясь вцепиться Иванушке в горло. Кроме того, сестра, говоря откровенно, получила по заслугам, напрашивалась она на расправу долго и упорно, годами тираня брата, не считая нужным ни постучаться, прежде чем войдет в его комнату, ни спросить, можно ли взять его вещь. Ей даже в голову не приходило, что кроме «общесемейных» дел у брата могут быть свои собственные. Она не стеснялась ни в выражениях, ни в требованиях о помощи – любой, по любому поводу, в любое время дня и ночи. Ах, да, я совсем забыла сказать, что как братцу Иванушке, так и сестрице Аленушке вовсю пошел… четвертый десяток.

Так вот, в конце концов, когда Аленушка вконец зарвалась, Иванушка, наконец, потерял терпение и толкнул ее. Его ужас был беспредельным, казалось, сею секунду под ним разверзнется земля, и он угодит прямиком в адское пекло. Дело в том, что Иванушка с детства подвергался столь суровой муштре, что и представить сложно. Его отчим, родной Аленушкин отец, с семи лет заставлял мальчика вставить в шесть утра, обливаться ледяной водой, накрывать всей семье на стол, отводить Аленушку в садик, по дороге из школы заходить к нему на работу, чтобы продемонстрировать дневник, и так далее. И не дай бог ослушаться! Впрочем, что было бы за ослушание, Иванушка не знал, так как никогда не пробовал ослушаться. Одним словом, более «тщательно причесанного» человека и представить себе сложно. Тому, кто не знаком с Иванушкой и его семейной историей, сложно представить себе, какого страху натерпелся наш герой, совершив это «ужасное преступление» против сестры. Еще с неделю он прожил в ожидании страшной кары то ли свыше, то ли еще откуда-то, однако никакой расправы над ним не последовало. Зато начали происходить воистину странные вещи: вдруг оказалось, что сестра умеет стучать в дверь его комнаты, прежде, чем войти, выяснилось, что она умеет говорить «спасибо» и «пожалуйста» и даже… вот уж, диво так диво,.. способна сама вынести мусор!

Дорогой Читатель, я ни коим образом не подстрекаю Вас начать разда-вать тумаки направо и налево (хотя порой, ей богу, не грех), однако я прошу Вас задуматься о границах зоны обитания Вашей личности. Где заканчивается социальное и начинается сакральное, личное, интимное? Куда пора повесить табличку «Посторонним вход запрещен»?

Продолжение следует...

С верой в Вас и Вше лучшее Настоящее,
Александра Сергеева.
Tags: архетипы в сказках, юнгианский психолог Санкт-Петербург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments